The Dartz – Небывалое Путешествие




Купить CD на Озоне  iTunes Store  NaviMusic (FLAC)  NaviMusic (mp3)  Google Play  Amazon  Zvooq  Яндекс.Музыка  Билайн

ЧУДЕСА

Эта песня – о Санкт-Петербурге. В ней есть и мосты с фонарями, и ракета (такой быстрый корабль, который ходит в Петергоф), и вокзал. Вокзал, разумеется, Витебский – это самый красивый вокзал на свете, и когда зимой паровозы стоят у перронов, дым из вагонных печек плавает под крышей, и на вокзале пахнет углём. И вообще вся эстетика и минимализм песни определили визуальный стиль альбома – все размытое, акварельное, все как сквозь сон. Когда мы ее записывали, я с самого начала знал, что в этой песне должно быть какое-то мерцание – высокие звуки, возникающие тут тут, то там. Примечательно, что песня начинается со звона колокольчиков, которые Сашо записал, когда ходил паломником по пути Святого Иакова.

НЕБЫВАЛОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Заглавная песня альбома. Мы с самого начала хотели назвать альбом либо так, либо "Чудеса". Когда группа собралась в конце 2014 года, в доказательство серьезных намерений дартцам были показаны демо-записи четырёх новых песен. Там были "Небывалое путешествие", "Чудеса", "Когда из облаков..." и ещё одна, в альбом не вошедшая. Я отлично помню, как мы сидели в холодном автобусе Игоря Бурмистрова и слушали демки. Стекла тёмные, полосы синие – это автобусы, которые сейчас ходят по Хельсинки, и действительно, если ехать поздно вечером по городу, прижавшись виском к стеклу, и смотреть на проплывающие мимо постройки, все становится как в этой песне.

ПРАКТИЧЕСКИ БЕЗ СОЗНАНЬЯ

Те, кто знаком с творчеством безумного сельского органиста Маркуса Кримбла без труда узнают эту песню. Действительно, она вышла на дебютном альбоме загадочного органиста ещё в 2012 года. Но мало кто знает, что незадолго до распада The Dartz тоже репетировали и уже сделали эту песню, однако, поскольку никаких новых записей не планировалось, она так и канула в Лету и лежала там до недавних времён. Мы взяли ее в новую программу, поскольку нам кажется, что она до сих пор очень актуальна. "Практически без..." была записана в августе 2016, и потом, уже в октябре, мы с Розовым приехали домой к директору Folkradio Андрею "Эльфа" Злобину и записали там множество маленьких звуков – мандолину, флейту, мелодику, перкуссии... Эльф живёт в Володарке и в своём доме оборудовал очень уютную студию. Мы записывались ночью, потому что днём писали воаклы в Питере, в студии Дома Офицеров. Звучит романтично, но на самом деле ночная запись – дело довольно изматывающее, и в истории группы я могут припомнить только две (!) такие записи – когда мы записывали ночью в ЛИКИ песню "Зелёная заря" из альбома "Ирландские поминки", и... эту. И между этими двумя ночными записями – 20 лет.

СЕМИДЕСЯТЫЕ, НА ВЫХОД!

Эта песня появилась одной из последних, и я даже не записывал для неё демо – просто сыграл под гитару и отправил дартцам. Мы бы, может, и не стали ее делать, или сделали бы, но не вставили в альбом, но Ирэн поверила в ее могучий потенциал и посоветовала нам заняться ею. Когда мы начали аранжировать "Семидесятые", выяснилось, что не хватает какого-то одного куплета перед "семидесятые, на выход!". Написать его было делом техники. "Гул в районе килогерца" – боюсь, это поймут только звукотехники, это по следам шутки, родившейся на каком-то нашем саунд-чеке – "по залу гуляет шальной килогерц" на мотив "По Дону гуляет..." Забавно, что первый раз мы сделали попытку записать эту песню осенью 2015, но тот результат нас не устроил, и мы похоронили все записи с той сессии. Однако, совсем впустую она все же не прошла – мы познакомились с прекрасной студией "Оргии Праведников" JustStudio в Москве на улице Правды.

ПРОСТО ОСТАВЬ ЭТО ЗДЕСЬ

Курцман-Розов. Эта песня – просто эталон музыкального сотрудничества. Розов как-то обмолвился, что у него написалось много новой музыки, и нету ли у меня какого-нибудь свободного текста? Тексты всегда писались нелегко, поэтому на тот момент у меня ничего не было, и я попросил прислать мне мелодию. Когда мелодия прилетела, я взял гитару, пошёл на балкон и буквально за полчаса написал довольно связный милый текст, взяв за основу интернет-мем. Песня получилась очень красивой, Денис записал туда фоно в стиле Рика Райта, я – орган в стиле... Ди Курцмана.

ФЫР-ФЫР-ФЫР

Эта песня написана после моих сольных гастролей по Европе весной 2016 года. Когда я прилетел в Копенгаген, у меня была пара часов свободного времени перед берлинским самолётом, и я побежал смотреть на Орезунд. В проливе шёл нефтяной танкер, поэт присел на камень у воды и написал "вот я, вот танкер нефтяной". Когда мы начали ее делать с группой, у Мити появилась идея устроить красивую долгую импровизацию в середине. И действительно: на концертах он в этом месте записывает басовую петлю, кладёт бас, берет гитару и они вдвоём с Денисом делают людям красиво. В студии мы оставили под красивое 16 тактов, и во время записи, чтобы не сбиваться, попросили Вику считать до шестнадцати. Некоторые говорят, что этот её счёт – лучшее место альбома. Слушать без улыбки его невозможно. На фоне этого счёта уже неважно, есть ли там красивая импровизация или нет (лично я не могу с уверенностью ответить на этот вопрос).

ВОЗДУШНЫЕ ШАРЫ

В этой песне – сплошные находки. Песню открывает гениальное Митино вступление на двух бас-гитарах. Денис играет гениальное в своей простоте соло. Из совсем уж редких вещей здесь можно услышать тамбурин Филиппа Барского – человека, который монтировал бас и барабаны до того, как началось сведение альбома. Ну и из совсем уж невероятного – трудно поддающийся описанию фоновый звук, придуманный звукорежиссёром "Оргии Праведников" Ваней Лубяным, который нас записывал и потом сводил. Я его называю "карусельным" (звук, не Ваню). Ваня как-то показывал мне, как он нарулил это все в "лоджике", но я так впечатлился, что ничего не запомнил. Слова песни изменялись прямо на записи. Вместо суицидального "я открою газ, встану над плитой" теперь звучит "я настрою бас, встану над плитой". Непонятно, но симпатично. А воздушные шары, с лёгкой руки Алёны Старостиной, рисовавшей нам концепт-арты, и слушателей, запускающих на этой песне шары, стали символом альбома.

КОГДА ИЗ ОБЛАКОВ ВЫХОДИТ СОЛНЦЕ

Рабочее название этой песни – КИОВС. Среди демо-записей, которые мы слушали в промерзлом бурмистровском автобусе, была и эта, и мы решили с неё начать. Репетиции начались в декабре 2014 года, так что можно сказать, что с этой песни началась и вся история "Небывалого Путешествия", и вся история новых The Dartz. В 2015 на концерте в "Авроре" мы отсняли некоторое количество концертного видео, и в конце года выпустили концертный клип на эту песню. Клип делал Илья Серов, который потом сделал мне "Хардангерфьорд". По тексту – это наш ответ битловской "Here Comes The Sun". Ближе к окончанию записей в 2016 на одном из концертов мы вынесли в зал микрофоны и записали "ла-ла-ла" вместе с парой сотен слушателей. Теперь это "ла-ла-ла" можно услышать в финальном остинато. А вот шум и визги, которые слышны после – взяты из нашего концертника "15 лет в Зале Ожидания", так что мы здесь в некотором роде засемплировали сами себя.

ФИЛЬМ НЕ ДЛЯ ДЕТЕЙ

"Фильм не для детей" (или "Дисней") – первая песня The Dartz, сочиненная мной исключительно на клавишах. Песня была записана в августе 2016 в Москве, причем большая часть того, что звучит в песне – это работа виртуоза и мультиинструменталиста Дениса Розова. Денис сделал все электрогитары и клавишные, включая орган и челесту, спел все бэки, сыграл небольшой кусочек на акустике и даже постучал палочкой о палочку в микрофон, который оказался выключенным. Сашке, Мите и мне только и осталось по-быстрому накидать во всё это великолепие немного барабанов, баса и воакла. Кроме того, в этой песне в качестве сэмпла поучаствовала "Оргия Праведников": это удар по вибраслэпу, который, согласно Юрию Русланову из "Оргии", знаменует собой появление божества. В общем, мы очень гордимся этой песней и считаем её нашим шедевром.

ГОЛОСА

С самого начала это была идея Мити – собрать голоса слушателей и что-то с ними придумать. Поэтому где-то незадолго до окончания сведения мы кинули среди слушателей клич и попросили их записать на свои телефоны немного рассуждений на тему "что такое путешествие" и "если бы про меня снимали фильм, то какой?". Это был типично дартцовский трюк. Мы получили множество записей, из которых я сделал два коллажа и мы включили их в альбом. Кроме того, голоса слушателей были щедро раскиданы по песням, как в "Обратной стороне Луны". Однако в самом конце, уже после мастеринга, у нас возникли сомнения в эстетичности такого подхода, и была изготовлена так называемая "naked"-версия "Небывалого Путешествия", где от изначального голосового великолепия осталось только "и фэйспалмит, и фэйспалмит..." перед началом "Практически без", и вот этот трэк, который сперва назывался "Голоса-2" (потому что были и "Голоса-1", идущие нон-стоп с "Небывалым Путешествием"), но потом, когда из "Путешествия" голоса убрали, этот оставшийся трэк стал называться просто "Голоса". Тем не менее, пока мы решали, как лучше, фонограмма с голосами уже ушла в тираж на CD, и как результат – сегодня можно найти как и официальный naked-вариант, так и расширенный с голосами. Например, на CD и в iTunes – именно расширенная версия. Ищите и обрящете. Кстати, в трек-листе на CD этой песни нет.

ПЕРВЫЙ АВТОБУС ДОМОЙ

Альбом заканчивается очень древней песней. Древнее – только "Кунла". Первые черновики "Автобуса" обнаружены в раскопках культурного слоя 2004 года. Впоследствии песня несколько раз переписывалась, откладывалась и снова бралась в работу, и этой истории не было видно конца, пока вдруг в мае 2015 мы не решили сделать ее как есть для единственного концерта с Кириллом Паньшиным, который ненадолго вернулся в Россию. Совершенно натурально было включить ее в альбом – в ней говорится о путешествиях и об автобусах. Заключительная часть песни была придумана Денисом Розовым буквально на второй репетиции в составе группы. Заканчивается песня противным цифровым будильником – то есть, по сути, она переходит в "кто-то, просыпаясь в пол-седьмого". В "Автобусе", как и в КИОВС, звучит духовая секция – причём не просто труба, а мощная духовая секция из группы "*Опа новый год" – саксофон и тромбон. Когда я писал для этих двоих партитуры, я узнал много нового и интересного про специфику написания партий духовых – например, про то, как тромбоны не любят прыжки с си до си-бемоль большой октавы, или на каких нотах тембр саксофона резко меняется. Я постарался учесть эти хитрые моменты, и вроде получилось очень неплохо – по крайней мере, парни не ругались.