The Dartz - Франсуазиг (2003)

iTunes Store  NaviMusic (FLAC)  NaviMusic (mp3)  Google Play  Amazon  Zvooq  Яндекс.Музыка  Билайн

ЗНАЕШЬ, МИЛЫЙ

(И. Старостин)

Альбом начинается с самой древней песни - она была написана Игорем в далеком 1991 году для последнего альбома "Лихолесья". Называлась она тогда незамысловато - "Врасплох". Игорь ленился давать имена своим песням, и эту работу за него выполняли Dee и Эрмано. Тогда, помнится мне, единственным украшением песни служила нестроящая губная гармошка, исполняющая "Ах, мой милый Августин". Дартсовский римейк антикварной песни заканчивают несколько шарманок, играющих вроде бы "Memories", и еще какой-то инструмент, но я забыл, какой - вроде бы гитара с каким-то замысловатым звукоизвлечением. С этой песни началась запись альбома "Франсуазиг".

Знаешь, милый - я рад, что ты здесь,
Я рад, что вижу тебя.
Сегодня на улице опять двадцать пять
Больше или меньше нуля.

Здесь цокот копыт заглушит шум машин,
В небо взмоет воздушный шар.
Городской летописец возьмет перо
И продолжит главу не спеша.

Вот скоро пробьют на башне часы,
Те, что не били лет сто.
Здесь люди рыдают, и люди смеются,
Ты здесь, и тебе хорошо.


МЕНЕСТРЕЛЬ, часть I

(Дм. Курцман)

Как-то раз нам случилось играть на балу, где была дурная штука под названием "котильон". Котильон - с точки зрения свободолюбивого музыканта - это когда некто, назовем его распорядителем бала, указывает, когда играть, сколько, и, главное, ЧТО. "Вот тут сыграйте польку", "вот тут, пожалуйста, пару тактов кастарвата". Слушать такое нам было противно, и как дело не кончилось дракой - не пойму до сих пор. Песня написана по мотивам, а посвящатся Иэну Андерсону из "Jethro Tull". Поначалу она состояла из одного куплета, но по мере того, как работы над песней затягивались, к ней дописывались новые, а потом появилась и вторая часть с переработанной мелодией.

Когда приводишь менестреля
В свой замок, офис, во дворец,
Налей ему, во-первых, эля!
Ведь ты - хозяин, он - творец.
Не докучай ему вопросом
"Когда, когда же, наконец?"
Когда зажгутся в небе звезды,
Он сам откроет свой ларец.

Внимай ему, пока струна
Его звенит, но лишь затухнет -
Гони в три шеи певуна,
Не допускай его до кухни,
Суровых взглядов не тая -
Не то, проснувшись, утром хмурым,
Узнаешь, что душа твоя
Сбежала ночью с трубадуром...

Куда девался разгильдяй
С твоим лицом и именем твоим?
И голос юного глупца
Давно затих под сводами руин.
Ученый муж спешит домой,
Зажат в холодном северном такси.
Куда ушли те времена,
Когда любой порог началом был пути?..

Когда приводишь менестреля
В свой замок, офис, во дворец,
Налей ему, во-первых, эля!
Ведь ты - хозяин, он - творец.
Не докучай ему вопросом
"Когда, когда же, наконец?"
Когда погаснут в небе звезды,
Он сам закроет свой ларец.


МЕТИГ

(Дм. Курцман)

Бретонская песня. Всю весну 2002-го мы играли её как инструментал - весьма бессмысленный, хотя и забойный. Потом Вовка предложил написать для нее слова. Текст почти в точности повторяет бретонскую песню Metig, с небольшими, э-э, отклонениями. Почти весь он написан между станциями метро Владимирская и Лесная. Не бог весть что, я имею в виду текст.

На дороге в Сан-Мало, там, где чаек слышен крик,
Повстречалась мне красотка, безутешная Метиг.
Я сказал ей: "Не спеши", я сказал ей: "Постой,
Расскажи мне, расскажи, что случилось с тобой".

И ответила она, утирая слезы:
"Как рассвет уносит грезы, унесет тебя война.
Что мне делать без тебя? Все грехи мои со мной.
Монастырская ограда - там найду я свой покой".

"На дороге в Сан-Мало мы расстанемся с тобой.
Помолись, Метиг, за парня - помолись за упокой".
На дороге в Сан-Мало, там, где чаек слышен крик,
Повстречались проститутка и бретонский призывник.


ПЕСНЯ КАРЛИКА БОРИСА

(Дм. Курцман)

Одна из первых песен, написанных для гитары в строе DADGAD. С текстом были напряги, отчего был просто извлечен с полки томик Бёрнса, открыт наугад, и - первая строчка нашлась, остальное было делом техники. Специально для этой песни был приобретён шутовской колпак.

Отец мой честный фермер был,
Оставил мне деньжат...
А я все по ветру пустил,
И пропил дом и сад.
И стало медью серебро,
А золото - золой.
Бродягой сделали меня
Вино и "подкидной" !

Меня до городу довел
Попутный караван,
Но плохо в городе жилье,
Когда пустой карман,
Когда течет один сапог,
И дождь стоит стеной,
Я ковыляю по мосту,
Горбатый и хмельной !

Я мог бы честным жить трудом,
Я мог бы стать шутом,
Смешить людей своим горбом,
Пугать беззубым ртом,
И за кормежку и ночлег
В портовом кабаке
Пиликать простенький мотив
В дурацком колпаке !

Но нет! Я слабый и больной,
Подкиньте мне монет,
А нет - я к вам приду домой,
Когда вас дома нет,
И, может, ножичком пырну,
Укрыв лицо плащем
Во тьме, на улице кривой,
Под проливным дождем...


ЧАНАРСИЯ

(Владимир Хотин - Дм. Курцман)

Еще одна жертва конверсии инструменталов в песни. Она появилась в репертуаре как естественная замена "Улице Вдов". Песня записывалась дважды, второй вариант был признан удачным и живым, и вошел в альбом. В ноябре Вовка слег в Боткинские бараки с сильной ангиной, и там-то, в бараках, в температурном бреду, ему и привиделось все это - лица на обоях, тени, голоса. Он же, слегка оклемавшись, написал слова припева. А куплет написан Dee - опять-таки, правой ногой. В этой песне, помимо флейт, Вовка играет на чаранго - маленькой гитаре, сделанной из панциря броненосца.

Глиняный дом, деревянный стол,
Тегусигальпа, Callejon de Sol,
Тысячу лет не кончается дождь.
Что ты принес, мой кофейный вождь?

Тщательно прожевывая листья коки, листья коки,
Тщательно просушивая шкуру ламы, шкуру ламы
На коленях Пачамамы.

Камни дороги в сбитых башмаках,
Лица индейцев, голоса в ветвях,
Тень на стене - ты вот-вот оживешь,
Что ты уходишь, мой кофейный вождь?


ПЕРКЕЛЕ-ПОЛЬКА

(Дм. Курцман)

Песня была разучена еще в ДК Цурюпы сразу после презентации "Белого Альбома" в 2001-м. А сама идея - написать песню с названием "Перкеле-полька" - пришла в голову еще при записи "Ярмарки", хотя слова родились не сразу. Куплет про домик в Териоки придуман Юлей Курцман. Мелодия польки позаимствована у хорошей группы Hedningarna. Дурные крики в конце - Dee: когда вокальная часть кончилась, и операторы забыли отключить микрофон, Dee, находясь в душной каморке, стал орать, чтобы привлечь к себе внимание. На материалах для сведения обычно писалось "там в конце очень шумит медведь; его бы потише". Знаменательно, что в первом варианте записи вступление игралось на йоххико (финском подобии гудка), однако потом файл с партией йоххико был утерян, чему никто особо не опечалился - играл явно не виртуоз. На затухании слышно, как Игорь распевается (но это из другой оперы, по-моему).

Старый Тойвонен живет в пригороде Турку
Старый Тойвонен растит уток и свиней
Скоро замуж выдает он свою дочурку,
Только вот не любит он питерских парней.

Ну а дочка у него - сердце золотое,
Всех красивее она, всех она добрей.
Только Тойвонен суров, и мою love story
Он мечтает пристрелить у своих дверей.

Припев:
Он не знает - я звезда питерского фолька
Дверь любую отворю песнею своей.
У меня в кармане брюк Перкеле-пойко
Перкеле-пойко, ой ей-ей.

Сниму лыжи у ворот, успокою нервы
Старый Тойвонен не спит, двери на замке.
Но она откроет дверь и прошепчет "тэрвэ",
Вот и все мои дела в вашем городке.

Припев:
Здравствуй, милая, я твой pietari poiko,
Дверь любую отворю песнею своей.
У меня в кармане брюк Перкеле-полька
Перкеле-полька, ой ей-ей.

Тихо Тойвонен встает, тихо свет включает,
На дворе белеет снег, в небе облака
Под луной поет лыжня, и не подкачает
Старый снайперский прицел, верная рука !

"Вот тебе старушка-мать, в Териоки домик,
Вот тебе раздел земли, сорок первый год!"
Старый Тойвонен суров - он меня догонит !
Кровожадный старикан, он меня убьет.

Припев:
Да, любимая, поплачь, пусть нам будет горько
Я лежу в чужой земле средь чужих огней
Пой, играй моя Перкеле-полька, Перкеле-полька, ой ей-ей.


НОКТЮРН

(Дм. Курцман)

Результат сейшна Слона и Dee в ожидании остальных опаздывающих участников ансамбля. Потом все сошлись на том, что это, пожалуй, звучит интересно, и можно было бы это "хэйя" осторожно развить, не переусердствуя с лишней смысловой нагрузкой. С точки зрения автора - песня абсолютно бессмысленна, но ей и не нужно быть сильно умной, всё это ауканье в ночном лесу не нуждается в громоздких словесах. Кое-кто называет ее "грузинской", из-за трехголосого канона на каждое "хэйя".

Хэй-я, открывай глаза
Хэй-я, улетают искры прямо в небеса.
Хэй-я, хоровод камней,
Хэй-я, этот лес наполнен шепотом теней.
Хэй-я, в рощу босиком,
Хэй-я, месяц вынул сердце каменным серпом.

Хэй-я, узкая ладонь,
Хэй-я, кто же знал, что ты бросила в огонь
Хэй-я, белый свой наряд,
Хэй-я, зачерпни руками этот терпкий яд,
Хэй-я, темные угли,
Хэй-я, все что мы имели - мы давно сожгли.


АМОНАДЗЯКУ

(Дм. Курцман)

Еще один эксперимент с строем DADGAD. Написано в аутентичном состоянии лесного похмелья, практически за один поход к колодцу. Очень нравится Слону. Амонядзяку - сам сюжет - взят из детской книжки "Тук-тук", по мотивам японских сказок. Был там такой Амонадзяку, передразнивал чужие голоса, за что и был превращен в портативный аналоговый ревербератор.

Вот кто-то живет на склоне горы,
И каждое утро идет к роднику,
Оставляя следы маленьких ног на снегу.
А горные ели чернеют в окне,
И чай на столе стынет во сне
В ожидании тайного знака.
Но горное эхо молчит,
Амонадзяку.

Три тысячи лет один в тишине,
И тропка петляет среди валунов,
Листья на дне - игрушка осенних ветров.
Три тысячи лет, какая здесь тишь !
Листвою шуршит, пробирается мышь,
В селении на берегу не смолкает собака
И горное эхо шепнет:
"Амонадзяку".

Он ходит один, такова его суть,
И вряд ли он будет доволен -
Здесь ходит не всякий.
В ведерке твоем осенняя студь,
В своем отражении видишь ты Амонадзяку.
И горное эхо замрет
Амонадзяку.


ФРАНСУАЗА

(Дм. Курцман)

Мелодия принесена Анфисой, а она, в свою очередь, подсмотрела её на диске Tri Yann. Из-за ошибки транскрипции мы долгое время называли ее "Франсуазиг" (в то время как правильная транскрипция - "Франсозиг"). Потом зато эта ошибка утвердилась в названии альбома, а песню переименовали в "Франсуазу". Хотя звукооператор Игорь наш Домашенко, не парясь понапрасну, писал на дисках "Французик".

Снова пляшет на горе дева Франсуаза,
В волосах ее горят звездные алмазы.
Дом ее стоит пустой, на дверях засовы,
И соседи под горой про нее ни слова.
Кто услышит в час ночной, как она смеется,
Богу душу отдает до восхода солнца.

Ты веди меня, веди, темная дорога,
Вот уже видать огни моего порога.
Снова пляшет на горе ведьма Франсуаза,
В волосах ее горят звездные алмазы.


ЧТО БЫЛО - УПЛЫЛО

(Сергей Чибирев)

По задумке автора - нечто, напоминающее Fiddler's Green. В финальном варианте от Fiddler's Green ничего не осталось. Игорь поет, подражая "шатающемуся" вокалу Dubliners.

Не плачь, этот мир не изменишь
Известно мне все наперед
Что было - уплыло из жизни постылой
Что будет - то также пройдет.

Работает праведный мельник
Весь день он таскает мешки
А радости этой всего две монеты
И в кухне пустые горшки.

Напрасно страдать и пытаться
Куда-нибудь в жизни дойти
А в старости сможешь опять похваляться
Что снова в начале пути.

Единственной в жизни отрадой
Всегда будет пиво и джин
Как выпьешь, так сразу все пофигу станет
И ты сам себе господин.


БАЛЛАДА О ПРОВАЛЕННОМ КВЕСТЕ

(Сергей Чибирев)

Семиголосый хорал. На концертах эту песню спеть без лажи практически невозможно.Мелодия взята с шальной кассеты французкой групы Malicorn. В начале работы над пластинкой записи этой песни боялись больше всего, предвкушая, сколько с ней будет возни. Однако удалось записать сразу и без особых мучений. Два голоса ведет Анфиса.

Мой король, я слыхала - где-то
Среди гор и густых лесов
Есть цветок, что прекраснее неба
(О, цветок, что прекраснее неба!)
Ярче солнца, чудесней снов...

Юный рыцарь поднялся смело:
"Все исполнится, дайте срок,
И цветок, что прекраснее неба,
(О, цветок, что прекраснее неба!)
Скоро будет у Ваших ног."

"Откажись от затеи этой,
И своих безрассудных слов,
Ведь цветок, что прекраснее неба,
(О, цветок, что прекраснее неба!)
У принцессы из сладких снов!"

Ничего он на то не ответил,
Быстро в путь снарядился он
За цветком, что прекраснее неба,
(О, цветок, что прекраснее неба!)
Слово чести - его закон.

Восемь дней он скакал по свету,
Семь чудовищ сразил в упор,
И цветок, что прекраснее неба,
(О, цветок, что прекраснее неба!)
Отыскал среди синих гор.

Зашумели в лесу деревья,
Разлетелись все птицы прочь,
И к цветку, что прекраснее неба
(О, цветок, что прекраснее неба!)
Вышла фея, лесная дочь.

"Победил ты лесных чудовищ,
Вместе с ними умру и я.
Рви цветок, что прекраснее неба,
(О, цветок, что прекраснее неба!)
Рви смелее - в нем жизнь моя".

"Не посмею я это сделать,
Пусть покроет меня позор,
Но цветок, что прекраснее неба
(О, цветок, что прекраснее неба!)
Я не выну из сердца гор."

Так и странствует он по свету,
Тайны свято храня покров.
Где цветок, что прекраснее неба
(О, цветок, что прекраснее неба!)
Ярче солнца, чудесней снов?..


КАРНАК-СЕВИЛЬЯ-ЛИВЕРПУЛЬ

Единственный оставшийся инструментал альбома. Я думаю, еще месяц в студии - и к нему бы тоже пристал какой-нибудь текст. Первая и третья части ("Карнак" и "Ливерпуль") сочинены Анфисой, средняя часть - "Севилья" - Dee. Ранее называлась "Опус60" - по имени басового комба на точке в ДК, и еще потому, что в дискографии группы этот номер является примерно шестидесятым. Длинное название придумал Эрмано. Песня знаменательна тем, что, подобно воротам от форта Байярд, которые можно открыть только всей командой, эту вещь очень трудно исполнить неполным составом. В альбоме играет роль этакой underture.


МЕНЕСТРЕЛЬ, часть II

(Дм. Курцман)

Песня-титры воображаемого фильма, и вообще наша любимая песня в альбоме. Финал. Мелодия появилась в результате перекладывания первого "Менестреля" на гитару в стандартном строе - все вдруг зазвучало так мажорно, так финально... Текст извлечён из какой-то корзины памяти, но, на самом деле, вместе с "Цветком" это, по-моему, единственные серъёзные песни во всем альбоме. Из доступных нам на момент записи инструментов здесь звучат практически все. Барабанщик Димыч совершенно изменил аранжировку, перейдя в финальном остинато на быстрый бит. Получился прикольный такой поп-номер.

Говорят, у менестрелей -
восемь пятниц на неделе,
Говорят, что менестрели
отворят любые двери.
Зацветает можжевельник,
Наступает понедельник,
Но я слыхал, что менестрели
в понедельники не верят.

Когда-то и меня
Искали острова,
Манил Северо-Запад.
Но где мой Авалон?
Волнами унесен,
Утратил цвет и запах.
И я бреду домой
Окольною тропой,
Извечною дорогой -
Покуда держат ноги,
И небо над землей...


Credits:

Записано в июле 2002 - январе 2003 года.
Сведение и мастеринг - март 2003 года.
В записи альбома "Франсуазиг" принимали участие:

Анна "Анфиса" Хотина - скрипка, воакл
Владимир "Эрмано" Хотин - флейты, чаранго, воакл, ремиксы
Дмитрий "Dee" Курцман - ак. гитара, мандолина, тамбурин, воакл, обложка
Игорь Старостин - эл. и ак. гитары, клавишные, воакл
Сергей Чибирёв - бас-гитара, воакл
Дмитрий Иванов (The Racoons) - барабаны
The Dartz (студия "Boglach Records") - общее продюссирование
Игорь Домашенко (студия "Тонмейстер") - запись барабанов
Сергей
Харченко (студия "ЛИКИ") - сведение и мастеринг
Денис "Ден" Кузнецов - фотографии
Мария Глухова - оригинальный art-work
Шура Г. Пэтрович - мэнеджмент

При записи альбома пострадали все, кто только мог пострадать.